20 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что происходит с интерсколом

Решается судьба «Интерскола»

Корпорация Positec миллиардера Дона Гао может выкупить бренд производителя электроинструментов компании — национального чемпиона «Интерскол». Возможность инвестировать в проект изучает и РФПИ.

Производитель электроинструментов АО «Интерскол» сейчас проходит процедуру банкротства, сообщает РБК. Общая сумма задолженности составляет более 6 млрд рублей: почти 1,18 млрд рублей предприятие должно Сбербанку, 1,8 млрд рублей — Юникредит-банку, 2,8 млрд рублей — ВТБ и 505 млн рублей — Фонду развития промышленности (ФРП), следует из судебных материалов.

Как рассказали РБК три источника, близких к «Интерсколу», на активы предприятия нашелся претендент — бренд заинтересовал китайскую корпорацию Positec. Сделка может быть организована через выкуп у структур Сбербанка прав требований к компании (товарный знак является залогом по кредиту, указано в базе СПАРК).

Есть и другая заинтересованная сторона. Как сообщили РБК в пресс-службе Минпромторга, «Интерскол» «проводит работу с РФПИ по согласованию реализации необходимых инвестиционных мероприятий с банками-кредиторами». В министерстве считают, что «банкротство такого крупного игрока на рынке электроинструмента может привести к ослаблению позиций отечественных производителей на востребованном рынке электроинструмента».

Представители РФПИ и Сбербанка отказались от комментариев. Источник РБК в РФПИ, знакомый с ситуацией вокруг «Интерскола», говорит, что «участие иностранных соинвесторов РФПИ в процессе финансового оздоровления предприятия маловероятно», а без партнеров фонд вкладываться в актив не может, такова его инвестиционная стратегия. В Positec, «Интерсколе» и Юникредит-банке не ответили на запросы. ВТБ, по словам его представителя, не располагает информацией об условиях готовящейся сделки, в связи с этим банк считает любые комментарии преждевременными. Связаться с владельцами предприятия не удалось.

По данным Ассоциации торговых компаний и производителей электроинструмента и средств малой механизации, по итогам 2018 года на «Интерскол» приходится около 10% российского рынка электроинструментов в натуральном выражении, что позволяет считать предприятие крупнейшим игроком на этом рынке. Всего в прошлом году, по оценке ассоциации, было продано примерно 15,1 млн электроинструментов. «Интерскол» можно назвать самым популярным российским брендом электроинструментов, соглашается гендиректор «INFOLine-Аналитики» Михаил Бурмистров. Он отмечает, что «Интерскол» конкурирует преимущественно с иностранными компаниями — Makita, Stihl, Bosch, Stanley Black & Decker и др.

Участие в судьбе завода принимали министр промышленности Денис Мантуров и помощник президента Андрей Белоусов. В декабре они обратились к Владимиру Путину с двумя вариантами спасения предприятия, утверждает один из источников РБК. По его словам, первый вариант был инициирован консорциумом американской Stanley Black & Decker и А1, инвестиционного подразделения «Альфа-групп»: партнеры предлагали выкупить бренд «Интерскол» за 45 млн долларов и погасить долги перед Сбербанком и ФРП.

Мировой лидер в области производства электроинструментов Stanley Black & Decker действительно выразил намерение не только купить товарный знак, но и развивать его, тем самым сохранив известный в России бренд и частично рабочие места, подтвердил РБК управляющий партнер А1 Андрей Елинсон. Он говорит, что, поскольку товарный знак был в залоге, а компания «Интерскол» — в одном шаге от банкротства, американцы обратились к А1 с просьбой о помощи. Как уточнил г-н Елинсон, А1 предложила собственникам, кредиторам и покупателям выступить в роли организатора этой сделки и была готова осуществить полную реструктуризацию бизнеса, но акционеры «Интерскола» рассчитывали на господдержку и отказались. О дальнейшей судьбе этого актива А1 ничего неизвестно, заключил Андрей Елинсон.

Второй вариант спасения предусматривал, что помощь предприятию окажет госкорпорация ВЭБ.РФ. Чиновники считали приоритетным, утверждает источник РБК, именно этот вариант. Но ВЭБ.РФ от участия в проекте отказалась. В пресс-службе госкорпорации сообщили, что в ВЭБ.РФ антикризисный план помощи «Интерсколу» не поступал.

«Интерскол-Алабуга» признана несостоятельной

Предприятие по изготовлению электроинструментов «Интерскол-Алабуга», резидент особой экономической зоны «Алабуга», признано банкротом. Реестр его кредиторов превышает 4 млрд руб. Днями ранее несостоятельной была признана материнская компания «Интерскол». Конкурсный управляющий последней уверяет, что инвесторы, заинтересованные в ее сохранении, имеются.

Арбитражный суд Татарстана признал АО «Интерскол-Алабуга» банкротом. Заявление о признании резидента особой экономической зоны «Алабуга» несостоятельным в августе 2018 года поступило от ПАО «Сбербанк России» с суммой требований 1,18 млрд руб.

АО «Интерскол-Алабуга» — дочерняя компания подмосковного АО «Интерскол», некогда одного из крупнейших в России производителей электроинструментов, имеющего, помимо татарстанского предприятия, площадки в подмосковном Быково, во Владимире, а также два совместных с китайскими партнерами предприятия в Дзинхуа и Шанхае.

Завод «Интерскол-Алабуга» был запущен в ОЭЗ «Алабуга» в октябре 2014 года. Строительство первой очереди предприятия с годовой мощностью 2 млн единиц обошлось в 1,5 млрд руб. Из этой суммы более 1 млрд руб. были привлечены в иностранной валюте у Банка Москвы (вошел в состав ВТБ). В 2015 году на проект по расширению производства стоимостью 962 млн руб. «Интерскол-Алабуга» получила 500 млн руб. под 5% годовых у Фонда развития промышленности. Предполагалось, что после завершения строительства всех трех очередей предприятие выйдет на производство 5 млн единиц продукции в год и займет треть российского рынка электроинструмента. Лицом бренда является депутат Госдумы РФ Николай Валуев.

В декабре 2014 года предприятие посещал президент Татарстана Рустам Минниханов. По информации компании, ознакомившись с производством, он выразил мнение, что «именно таким должен быть российский завод будущего».

Однако затем у «Интерскол-Алабуга» стали возникать финансовые трудности вслед за проблемами материнской компании, которая не могла обслуживать кредиты из-за девальвации рубля: ее валютные обязательства возросли до 6 млрд руб.

По информации «Интерскола», компания сократила поставки продукции на реализацию в мае 2018 года. Летом она выпустила официальное заявление, в котором упомянула о влиянии на бизнес санкций, попытках «давления и занижения стоимости активов компании определенными заинтересованными лицами» и сослалась на недостаток оборотного капитала, отметив, что ситуация с поставками в июне улучшилась.

К августу 2018 года «Интерскол-Алабуга» сократило персонал с 700 до 136 человек, объемы выпуска изделий упали с 50 тыс. до 2 тыс. единиц в месяц.

Требования Сбербанка к «Интерскол-Алабуге» связаны с тем, что предприятие выступило поручителем по кредиту материнской компании. Чуть раньше «Сбербанк» подал аналогичное заявление в Арбитражный суд Московской области о банкротстве самого АО «Интерскол», в отношении которого 19 августа 2019 года было открыто конкурсное производство.

Сбербанк уступил права требования долга своей «СБК Геофизика». Всего к настоящему времени реестр требований кредиторов «Интерскол-Алабуги» превышает 4 млрд руб. В том числе 2,4 млрд руб. приходятся на обязательства перед ВТБ, 505,7 млн руб. — Фонд развития промышленности. Претензии «Интерскол-Алабуге» на сумму 583,1 млн руб. предъявляет также китайская компания «Шанхай Импорт энд Экспорт Ко. ЛТД»: 250,2 млн руб. — сумма основной задолженности и 332,8 млн руб. — сумма неустойки. Основанием для требований стал договор, заключенный 25 марта 2013 года. Арбитражный суд Татарстана заявление компании пока не рассмотрел.

В ОЭЗ «Алабуга» говорят, что прекращение производства на «Интерскол-Алабуга» не окажет существенного влияния на работу особой экономической зоны. На предприятие приходится менее 3% всего объема выручки «Алабуги», составившей в 2018 году 93,1 млрд руб., рассказали “Ъ” в дирекции особой экономической зоны, где сейчас работает 31 компания.

Конкурсный управляющий АО «Интерскол» Артем Евсеев сообщил “Ъ”, что на компанию претендуют несколько инвесторов. «Интересанты есть»,— сказал он, но не стал называть имен. «Генеральная концепция, помимо удовлетворения интересов кредиторов,— оставить компанию на рынке»,— заключил господин Евсеев.

Что происходит с интерсколом

Производитель электроинструментов АО «Интерскол» сейчас проходит процедуру банкротства. Общая сумма задолженности составляет более 6 млрд руб.: почти 1,18 млрд руб. предприятие должно Сбербанку, 1,8 млрд руб. — ЮниКредит Банку, 2,8 млрд руб. — ВТБ и 505 млн руб — Фонду развития промышленности (ФРП), следует из судебных материалов.

Как рассказали РБК три источника, близких к «Интерсколу», на активы предприятия нашелся претендент — бренд заинтересовал китайскую корпорацию Positec. Сделка может быть организована через выкуп у структур Сбербанка прав требований к компании (товарный знак является залогом по кредиту, указано в базе СПАРК).

Читать еще:  Провод ввг технические характеристики

Есть и другой интересант. Как сообщили РБК в пресс-службе Минпромторга, «Интерскол» проводит «работу с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) по согласованию реализации необходимых инвестиционных мероприятий с банками-кредиторами». В министерстве считают, что «банкротство такого крупного игрока на рынке электроинструмента может привести к ослаблению позиций отечественных производителей на востребованном рынке электроинструмента».

Представители РФПИ и Сбербанка отказались от комментариев. Источник РБК в РФПИ, знакомый с ситуацией вокруг «Интерскола», говорит, что «участие иностранных соинвесторов РФПИ в процессе финансового оздоровления предприятия маловероятно», а без партнеров фонд вкладываться в актив не может, такова его инвестиционная стратегия. В Positec, «Интерсколе» и ЮниКредит Банке не ответили на запросы. ВТБ, по словам его представителя, не располагает информацией об условиях готовящейся сделки, в связи с этим банк считает любые комментарии преждевременными. Связаться с владельцами предприятия не удалось.

По данным Ассоциации торговых компаний и производителей электроинструмента и средств малой механизации, по итогам 2018 года на «Интерскол» приходится около 10% российского рынка электроинструментов в натуральном выражении, что позволяет считать предприятие крупнейшим игроком на этом рынке. Всего в прошлом году, по оценке ассоциации, было продано примерно 15,1 млн электроинструментов. «Интерскол» можно назвать самым популярным российским брендом электроинструментов, соглашается гендиректор «INFOLine-Аналитики» Михаил Бурмистров. Он отмечает, что «Интерскол» конкурирует преимущественно с иностранными компаниями: Makita, Stihl, Bosch, Stanley Black & Decker и др.

Участие в судьбе завода принимали министр промышленности Денис Мантуров и помощник президента Андрей Белоусов. В декабре они обратились к Владимиру Путину с двумя вариантами спасения предприятия, утверждает один из источников РБК. По его словам, первый вариант был инициирован консорциумом американской Stanley Black & Decker и А1, инвестиционного подразделения «Альфа-Групп»: партнеры предлагали выкупить бренд «Интерскол» за $45 млн и погасить долги перед Сбербанком и ФРП.

Мировой лидер в области производства электроинструментов Stanley Black & Decker действительно выразил намерение не только купить товарный знак, но и развивать его, тем самым сохранив известный в России бренд и частично рабочие места, подтвердил РБК управляющий партнер А1 Андрей Елинсон. Он говорит, что поскольку товарный знак был в залоге, а компания «Интерскол» — в одном шаге от банкротства, американцы обратились к А1 с просьбой о помощи. Как уточнил Елинсон, А1 предложила собственникам, кредиторам и покупателям выступить в роли организатора этой сделки и готова была осуществить полную реструктуризацию бизнеса, но акционеры «Интерскола» рассчитывали на господдержку и отказались. О дальнейшей судьбе этого актива А1 ничего неизвестно, заключил Елинсон.

В самой Stanley Black & Decker в ответ на запрос РБК сообщили, что не комментируют рыночные слухи.

Второй вариант спасения предусматривал, что помощь предприятию окажет госкорпорация «ВЭБ.РФ». Чиновники считали приоритетным, утверждает источник РБК, именно этот вариант. Но ВЭБ.РФ от участия в проекте отказалась. В пресс-службе госкорпорации сообщили, что в ВЭБ.РФ антикризисный план помощи «Интерсколу» не поступал.

Почему иностранных инвесторов так привлекает российский производитель дрелей — в материале «РБК Pro».

«Интерскол» продаётся. Публикация в газете «Ведомости» 10 июля 2018 года

«Интерскол» продаётся. Публикация в газете «Ведомости» 10 июля 2018 года

⇒ ВАЖНО

Мы опубликовали официальный релиз компании «Интерскол», сделанный 11 июля 2018 года, после выхода газеты «Ведомости». Читайте его на нашем сайте по этой ссылке.

«Интерскол» продаётся – с таким заголовком вышла газета «Ведомости» 10 июля 2018 года. Источник смотрите по этой ссылке.

«Интерскол», российский производитель электроинструментов, который занимает 19% рынка, оказался на грани разорения. Его долг перед Сбербанком, ВТБ и UniCredit Bank достиг 6 млрд руб., а активы компании в залоге у банков.

Но на долю в «Интерсколе» есть претенденты. Сооснователь «Технониколя» и «Рыбаков фонда» Игорь Рыбаков (его состояние Forbes оценивает в $1,2 млрд) готов выкупить контрольный пакет компании за 500 млн руб., рассказали «Ведомостям» два источника, близких к разным сторонам переговоров. «Эти средства компания сможет направить на поддержание производства и высокого уровня загрузки мощностей, – говорит один из них. – Однако условием Рыбакова является возможность реструктуризации кредитов сроком на семь лет и отсрочка выплат по ним на два года».

⇒ ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Компания «ТехноНиколь» заинтересована во вхождении на рынок электроинструментов

«Интерскол» интересен и американской компании Black & Decker. Она готова купить российский бренд за $45 млн (2,8 млрд руб. по курсу ЦБ на 10 июня), знают собеседники. Американская компания не заинтересована в развитии и поддержании производства на российском заводе «Интерскол», скептичен один из них.

Представители Рыбакова и «Интерскола» подтвердили, что переговоры с банками ведутся. «ВТБ с рядом других банков ведёт переговоры о реструктуризации кредитной задолженности компании», – отметил представитель банка. Председатель Сбербанка отказался от комментариев, UniCredit Bank и Black & Decker на запросы «Ведомостей» не ответили.

По данным «СПАРК-Интерфакса», «Интерскол» принадлежит физическим лицам: по 32,5% – у Сергея Назарова и Степана Орлова, 20% – у Сергея Окунева, 15% – у Валерия Лотина.

В 2014 г. «Интерскол» построил первую очередь завода электроинструмента в особой экономической зоне «Алабуга» (Елабуга, Татарстан). Компания перевела сюда заводы из Италии (марка Felisatti) и испанский Casals. «Интерскол» – это одна из ведущих российских промышленных компаний, которая перевезла в Россию производство с высокой долей интеллектуальной составляющей, подчеркнул Рыбаков через своего представителя. Компания производит электродрели, рубанки, шлифовальные машинки, садовую, снегоуборочную, тепловую технику и проч.

На строительство и покупку оборудования для завода «Интерскол» привлёк валютные кредиты на общую сумму 3 млрд руб., из-за девальвации рубля тело кредитов и ставка по ним выросли вдвое, рассказывает собеседник «Ведомостей». Но российский завод не мог начать работу в течение года; из-за украинского кризиса и последовавших за ним санкций компания не могла получить и запустить заказанное в Европе высокоточное оборудование, продолжает он. Лишь в 2015 г. компания смогла запустить линию и начать производство.

До сих пор вся операционная прибыль «Интерскола» шла на оплату процентов по кредитам, в 2018 г. пришло время оплачивать тело кредита, говорит собеседник.

При этом средств для поддержания операционной деятельности нет. Компания не выполняет план по поставкам продукции своему основному ритейлеру – Leroy Merlin, знает человек, близкий к «Интерсколу». Представитель «Интерскола» это не комментирует. Представитель Leroy Merlin на запрос «Ведомостей» не ответил.

Начиная с 2014 г. «Интерскол» убыточен. По итогам 2016 г. (более свежих данных нет) чистый убыток составил 321 млн руб., выручка – 5,9 млрд руб.

Доля российского электроинструмента на внутреннем рынке – всего 20%, рассказывает президент Ассоциации торговых компаний и производителей электроинструмента и средств малой механизации Борис Гольдштейн: «В России один завод, который производит современное электрооборудование», – «Интерскол-Алабуга». Некоторое время назад завод «Фиолент» в Симферополе также стал российским». По его мнению, сейчас важно сохранить производство «Интерскола». «Лучший вариант развития событий – тот, который позволит продолжать работу заводу и сохранит команду профессионалов, создававших и развивавших предприятие. Купит ли завод Рыбаков или Black & Decker – главное, чтобы производство сохранилось», – говорит Гольдштейн. На заводе в Алабуге сейчас работает 200 человек.

P.S. Наша редакция «Потребитель» направила запросы на официальные комментарии компаниям «Интерскол», «Технониколь», StanleyBlack&Decker (в публикации «Ведомостей» фигурирует Black & Decker, который принадлежит корпорации StanleyBlack&Decker), а также в РАТПЭ. Следите за новостями.

⇒ ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

m_kalashnikov

m_kalashnikov

Даже «Интерскол» задыхается от дорогих кредитов. Валится программа Т-50

Максим Калашников
Во-первых, путинство, собравшись тягаться с Америкой, режет программу производства истребителей пятого поколения Т-50. До 12 штук! С полусотни. То есть, самолеты выйдут «золотыми». Путинщина экономит на новейших самолетах, но строит стадионы к футбольной мундиали-2018 — там никакой экономии нет. Оно и понятно: кто ж такую кормушку будет уничтожать. Но в этом видна сама суть бездарного режима «делателей вида». Для недочеловеков сырьевых и «пилительных» футбол — превыше воздушной мощи страны. А ведь Т-50 выступал как козырь кремлевской пиарастии, как пример «невиданных успехов»! Даже тут правящая обывательщина все заваливает.
Однако не только в истребителях пятого поколения дело. Суть власти сырьевых недочеловеков проявляется и в промышленности.

Читать еще:  Как мерить сопротивление тестером

Компания «Интерскол» — одна из парадных витрин РФ сейчас. Ее, производителя отличных электроинструментов, везде показывают как пример успеха отечественного инновационного промышленного бизнеса. Но в даже в «Итерсколе» производство харкает кровью от непосильных процентов по кредитам в РФ. (Хотя находится в свободной экономической зоне!).А глава компании как на идеал указывает на пример индустриализации по Сталину. Хочу привести некоторые отрывки материала из журнала «Русский репортер». Больно они хорошо показывают всю бездарность и фальшивость нынешнего курса ВВП, цену кремлевских словес об индустриализации. Это — хороший ответ путинососам, норовящим атаковать нашу Партию дела.

Экономика: крах или рывок
Ольга Тимофеева, при участии Михаила Рогожникова и Виталия Лейбина
http://expert.ru/russian_reporter/…

«. — Тема-то у вас какая?

— Как выживает промышленность в это время.

Он долго молчит. А потом говорит с досадой.

— Плохая у вас тема! Плохо выживает!

— Как плохо? У вас тут все новое — и цех, и кабинет.

— Только построили, надо работать, а попали под санкции, — он встает и начинает прохаживаться вдоль коричневого полированного стола. — Станки только завезли!

— Но вы же производите инструмент?

— Из китайских комплектующих — производим…

Он уходит в приемную и куда-то дальше, слышно, как он смеется и пересказывает кому-то мои слова.

— Хотите, — заглядывает снова, — покажу.

В соседнем кабинете сидят двое молодых людей, перед ними — стопки бумаг.

— Вот, — говорит директор, — посмотрите, как выживает промышленность: долг 27 миллионов и полтора миллиона есть в наличии. Вот сидят два человека, думают, как этими деньгами закрыть долг и двигаться дальше!

Считают, считают. Распределяют небольшие суммы.

— Еще 39 тысяч ПО «Погрузчик», — говорит девушка.

— У тебя денег уже не должно было остаться, — сухо замечает молодой человек. Айрат Галеев, он же исполнительный директор.

— Еще 40 тысяч есть.

— Молодец! — улыбается он.

Основная проблема новых промышленных инвестиций в России — дефицит и высокая цена денег. Самым сильным шоком для реального сектора экономики стало повышение ставки ЦБ в конце минувшего года. И хотя она уже дважды снижалась (и сейчас составляет 14% против 17% в середине декабря 2014-го), кардинально ситуацию это вряд ли улучшит. «

«. Как все квалифицированные специалисты, эти двое смотрят вокруг с иронией. Оба налаживают работу китайских автоматических линий по производству электродвигателей.

Они дважды отучились в Китае и относятся к нему с преклонением.

Китайские линии перемигиваются красно-желто-зелеными лампами, как кассы в гипермаркете. В мониторах каждого станка светятся иероглифы. Скорее русские выучат китайский, чем китайцы русифицируют свои станки.

— Китайцы нам даже сопроводительную документацию к ним не дают! — говорит высококвалифицированный рабочий Миша. — Они боятся, что русские смогут такой же собрать!

— Как же вы в них разбираетесь? — спрашиваю я.

— Надо думать по-китайски, так мне объяснила преподаватель, — улыбается он.

— У меня даже вымпел дома есть, с отличием закончил курсы!

Он роется в своем смартфоне и находит фотографию, бархатный красный вымпел, несколько строчек иероглифов, ни слова по-русски, только его фамилия и имя в верхней строчке — и то латиницей.

— Мы за месяц полугодовую программу прошли! Нам сказали, такого еще не было!

Vogue — китайский высокоточный станок для заточки электродов.

— Это китайцы нам подарили, — говорит высококвалифицированный рабочий Женя. — Они, как ни странно, решили назвать его именно как журнал. Мы сами удивились!

Они вернулись из Китая пораженными.

— У них даже светодиодная подсветка дорог есть! Шок! У нас я такого не видел! — жарко заявляет Женя.

— Ну, надо немного подождать, — я не рассказываю ему, чтобы не потрясти еще больше, что в Европе тестируются дороги на солнечных панелях, которые сами вырабатывают электроэнергию.

— Надо будет — подождем! Я не отказываюсь! Я патриот своей страны! — не снижая пафоса, продолжает он. — Если будет война, я буду за нее воевать!

— Женя у нас настолько патриот своей страны, что даже в Китае отказывался есть китайскую еду, — поддразнивает его Миша.

— Ну… потому что она жирная… — теряется Женя.

— И очень дорогая!

Эти двое ни в чем не похожи, по каждому вопросу у них полярные мнения.

— Я знаю, отчего все эти проблемы в стране, — говорит первый. — Я могу сказать. Потому что Крым отжали!

— А я так не считаю, — говорит второй. — Если бы не забрали Крым, тот же Донбасс бы был!

Но оба считают, что для роста промышленности нужны жесткие меры. И даже расстрелы — как в Китае. Несмотря на то что один — консерватор, а второй — либерал. «

«. Опять же к макроэкономике инвестиций в России. В машиностроении отношение процентных платежей по кредитам к прибыли от продаж составляет 92%, в производстве стройматериалов — 98%, а в агропромышленном комплексе все 111%. Средневзвешенная ставка по рублевым кредитам предприятиям в конце года составила 18,3%, что превысило ее предыдущий пик в глубоко кризисном финале 2008 года, когда она составляла 17,1%. С тех пор реальная ставка плавно снижалась до июля 2011 года (7,9%) — а затем начала ползуче расти. На этом фоне экономика страны чувствовала себя все хуже и хуже еще до всяких санкций. «

«. — Это время я воспринимаю как шанс для того, чтобы смогла заработать российская промышленность. — Мы с председателем совета директоров «Интерскола» Сергеем Назаровым встречаемся в Москве. — Он болевой, но это шанс. Последний раз такой был в 1998 году. Последние полтора-два года правительство ведет политику господдержки предприятий промышленности и сельского хозяйства.

— Не слишком ли позитивно вы смотрите на то, что сейчас происходит?

— Надо смотреть позитивно. Страна и люди — мы были перегреты. У нас самые дорогие бутики, самая дорогая недвижимость, при том что страна ничего не делает, только качает нефть и газ. Те люди, которые привыкли тратить незаработанные деньги, конечно, переживают. Конечно, зарплаты у нас завышенные, они не соответствуют уровню развития нашей промышленности.

— Но, видимо, это только в Москве. Сколько получают рабочие на заводах, 12–15 тысяч?

— Если бы заводы выпускали конкурентную продукцию, зарплата была бы выше. Но это не беда рабочих, это беда экономики. Наши фабрики и заводы сегодня имеют архаичные технологии, и производительность труда отстает от западной в два-три раза. До 1994 года я работал главным инженером на заводе, который выпускал электроинструмент. За двадцать лет с тех пор производительность в мире увеличилась как минимум в десять раз, а перевооружений заводов почти не происходило. Это наша беда, что мы не можем производить конкурентный продукт.

— Вы купили итальянский завод, чтобы получить их технологии. А что с российской инженерной мыслью, у нее есть какие-то прозрения?

— В технологической части мы безнадежно отстали: станки — сверлильные, токарные, фрезерные — у нас не выпускаются двадцать лет. Но у инженеров-конструкторов есть очень много интересных разработок. И благодаря нашим российским инженерам мы будем выпускать новый двигатель для электроинструмента. У него выше коэффициент полезного действия, меньше габариты, он более надежен. С июня-июля мы будем ставить его в болгарки. В мае окончательно придет оборудование, и мы начнем выпускать эти модели.
. — Как чувствуют себя ваши поставщики в России?

Читать еще:  Как правильно просверлить кафельную плитку в ванной

— Вы знаете, сегодня все заводы зашевелились. Те, которые чувствовали себя очень плохо два-три года назад, сегодня начинают шевелиться. Если сравнить с девяностыми-двухтысячными, то тогда закрывались тысячи предприятий, а сейчас — десятки. Но десятки и открываются.

— Чувствуете ли вы падение спроса?

— Да, безусловно. Спрос падает с учетом падения доходов. Спрос падал с начала 2013 года линейно: в третьем квартале падение было 20%, в четвертом — 35%. По первому кварталу 2015-го наш прогноз — 50% падения спроса.

Судя по многим индикаторам, состояние российской экономики стало особенно сильно ухудшаться еще с марта 2013-го, именно тогда реальная ставка по кредитам предприятиям достигла локального пика в 10,2%, после чего несколько снизилась, а с начала минувшего года опять пошла в рост. Нужно рационально искать способы выхода из кризиса в политике, а не просто пенять на внешние условия. Кризис действительно дает шанс на появление новой политики стимулирования развития собственного производства, рассчитанного на внутренний рынок.

. Сергей Назаров говорит не об оптимизме ожиданий (типа «экономика сама перейдет в фазу роста»), а об оптимизме деятельного человека: если делать, то, может, что-то и получится. А если не делать, то точно ничего не будет:

— Все, что я говорил в оптимистическом ракурсе, я говорил только с учетом того, что будет оптимистический сценарий развития промышленности, включающий поддержку правительства. Без правительства ни одна производственная компания не выдержит. Кредит под 20%, который нужно вкладывать в завод окупаемостью в восемь лет, это 160%. Мы платим в полтора раза дороже за счет процентов по кредиту. В 2009-м был курс на поддержку банков. Сейчас нужно поддержать множество, тысячи производственных компаний. Но эти тысячи компаний создают миллионы рабочих мест. Правительство делает сейчас все шаги в этом направлении: подготовлено несколько постановлений по импортозамещению, поддержке высокотехнологичных компаний. Чего не хватает, по-моему, — на среднем уровне механизмов господдержки нет. Есть идеи, есть постановления. Механизмы, к сожалению, не совсем быстро работают.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, с момента подачи заявки на финансирование до принятия решения обычно уходит год, минимум полгода. Когда нужно, чтобы это занимало месяц хотя бы.

— Какой поддержки вы хотите?

— Что нам нужно — нам нужны какие-то недорогие кредиты. Но под 22%, да и под 12% нельзя работать. Невозможно построить заводы и фабрики под такие проценты. Это нонсенс, это не сработает.

. — Что самое неудачное в нашей экономической политике?

— Правительству надо было бы давно использовать высокие цены на нефть для поднятия промышленности. Конечно, в кризис как-то они помогают. Но если бы у нас уже работали заводы, нам сейчас кризис бы был нипочем. Если бы мы производили станки, мы бы производили все. 50% импорта заместили бы — влияние цены на нефть на экономику было бы нулевое. Как только начал формироваться стабилизационный фонд, надо было создать механизмы по развитию промышленности.

— А бывали ли в нашей стране удачные экономические решения?

— Бывали. До… перестройки. В 30-40-е годы экономика росла на 20% в год. Авиационных заводов построили восемнадцать за десять лет, восемь ГЭС, а сколько металлургических комбинатов, тракторных заводов. Даже у китайцев в период бурного расцвета в 1990-2000-е годы экономика росла лишь на 9-10%. «

Максим Калашников: так что можете заткнуть пасти, путинососы. Здесь ясно сказано: ваш кумир безбожно прохлопал нефтяные долларовы дожди 2000-2014 гг., не подняв новую индустрию. Он строил стадионы. А вот теперь удушает процентами даже успешные предприятия.
Это — царь сырьевых бездельников.
Имитатор. И его «веикодержавие» фальшиво.

Финита ля комедия

Recommended Posts

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Похожие публикации

Китайский миллиардер решил купить российского производителя дрелей
Корпорация Positec миллиардера Дон Гао может выкупить бренд производителя электроинструментов «Интерскол». Возможность инвестировать в проект, судьбой которого был озадачен даже помощник президента Андрей Белоусов

Производитель электроинструментов АО «Интерскол» сейчас проходит процедуру банкротства. Общая сумма задолженности составляет более 6 млрд руб.: почти 1,18 млрд руб. предприятие должно Сбербанку, 1,8 млрд руб. — ЮниКредит Банку, 2,8 млрд руб. — ВТБ и 505 млн руб — Фонду развития промышленности (ФРП), следует из судебных материалов.

Как рассказали РБК три источника, близких к «Интерсколу», на активы предприятия нашелся претендент — бренд заинтересовал китайскую корпорацию Positec. Сделка может быть организована через выкуп у структур Сбербанка прав требований к компании (товарный знак является залогом по кредиту, указано в базе СПАРК).

Есть и другой интересант. Как сообщили РБК в пресс-службе Минпромторга, «Интерскол» проводит «работу с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) по согласованию реализации необходимых инвестиционных мероприятий с банками-кредиторами». В министерстве считают, что «банкротство такого крупного игрока на рынке электроинструмента может привести к ослаблению позиций отечественных производителей на востребованном рынке электроинструмента».

Представители РФПИ и Сбербанка отказались от комментариев. Источник РБК в РФПИ, знакомый с ситуацией вокруг «Интерскола», говорит, что «участие иностранных соинвесторов РФПИ в процессе финансового оздоровления предприятия маловероятно», а без партнеров фонд вкладываться в актив не может, такова его инвестиционная стратегия. В Positec, «Интерсколе» и ЮниКредит Банке не ответили на запросы. ВТБ, по словам его представителя, не располагает информацией об условиях готовящейся сделки, в связи с этим банк считает любые комментарии преждевременными. Связаться с владельцами предприятия не удалось.

По данным Ассоциации торговых компаний и производителей электроинструмента и средств малой механизации, по итогам 2018 года на «Интерскол» приходится около 10% российского рынка электроинструментов в натуральном выражении, что позволяет считать предприятие крупнейшим игроком на этом рынке. Всего в прошлом году, по оценке ассоциации, было продано примерно 15,1 млн электроинструментов. «Интерскол» можно назвать самым популярным российским брендом электроинструментов, соглашается гендиректор «INFOLine-Аналитики» Михаил Бурмистров. Он отмечает, что «Интерскол» конкурирует преимущественно с иностранными компаниями: Makita, Stihl, Bosch, Stanley Black & Decker и др.

Участие в судьбе завода принимали министр промышленности Денис Мантуров и помощник президента Андрей Белоусов. В декабре они обратились к Владимиру Путину с двумя вариантами спасения предприятия, утверждает один из источников РБК. По его словам, первый вариант был инициирован консорциумом американской Stanley Black & Decker и А1, инвестиционного подразделения «Альфа-Групп»: партнеры предлагали выкупить бренд «Интерскол» за $45 млн и погасить долги перед Сбербанком и ФРП.

Мировой лидер в области производства электроинструментов Stanley Black & Decker действительно выразил намерение не только купить товарный знак, но и развивать его, тем самым сохранив известный в России бренд и частично рабочие места, подтвердил РБК управляющий партнер А1 Андрей Елинсон. Он говорит, что поскольку товарный знак был в залоге, а компания «Интерскол» — в одном шаге от банкротства, американцы обратились к А1 с просьбой о помощи. Как уточнил Елинсон, А1 предложила собственникам, кредиторам и покупателям выступить в роли организатора этой сделки и готова была осуществить полную реструктуризацию бизнеса, но акционеры «Интерскола» рассчитывали на господдержку и отказались. О дальнейшей судьбе этого актива А1 ничего неизвестно, заключил Елинсон.

В самой Stanley Black & Decker в ответ на запрос РБК сообщили, что не комментируют рыночные слухи.

Второй вариант спасения предусматривал, что помощь предприятию окажет госкорпорация «ВЭБ.РФ». Чиновники считали приоритетным, утверждает источник РБК, именно этот вариант. Но ВЭБ.РФ от участия в проекте отказалась. В пресс-службе госкорпорации сообщили, что в ВЭБ.РФ антикризисный план помощи «Интерсколу» не поступал.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector